«И весь Он — любезность» (Песн. П. 5:16)

Непревзойденная красота Иисуса — всепритягательна; она не столько предназначена к восхищению, сколько к любви. Он более чем приятен и красив, Он — сама любезность. Несомненно, народ Божий может полностью оправдать использование этого золотого слова, ибо Он — объект его самой горячей любви, любви, вызванной внутренним величием Его личности, абсолютным совершенством Его обаяния. Посмотрите, о ученики Иисусовы, на уста вашего Учителя и скажите: Разве они не в высшей степени сладостны? Разве слова Его не зажигают огонь в сердцах ваших, когда Он говорит с вами? Вы, поклонники Еммануила, взгляните на главу Его из чистейшего золота и скажите мне, разве не драгоценны для вас мысли Его? Разве обожание ваше не исполнено любви, когда вы смиренно преклоняетесь перед этим ликом, что подобен Ливану и величественен как кедр? Разве не очаровывает вас каждая черта Его, и вся личность Его не благоухает ли таким ароматом благовоний, что поэтому девы любят Его? Есть ли хотя бы один член славного тела Его, который не притягателен? Хотя бы одна сторона личности Его, которая не была бы чистым магнитом для душ наших? Хотя бы одно служение, которое крепким канатом не связало твое сердце? Любовь наша не только приложена к Его любящему сердцу как печать; она также прикреплена к Его могучей руке; и нет ни одной части в Нем, на которую она не была бы устремлена. Мы помазываем все существо Его благовонным миром нашей пылкой любви. Мы желаем подражать всей жизни Его, мы желаем скопировать весь Его характер. Во всех других существах мы видим недостатки, в Нем же — все совершенство. Даже лучшие из Его любимых святых имеют пятна на одеждах и морщины на челах своих, Он же — весь любезность. Все солнца земные имеют пятна; в прекрасном мире есть своя пустыня; мы не в состоянии всецело любить самую прелестную вещь; но Иисус Христос — золото без примеси, свет без тьмы, слава без тени — «и весь Он — любезность».