«Достойно любят Тебя» (Песн. П. 1:3)

Верующие любят Иисуса более глубокой любовью, чем та, которую они осмеливаются подарить любому другому существу. Они скорее потеряют отца и мать, чем расстанутся со Христом. Расслабленной рукой держат они все земные блага, но Его носят крепко запертым в сердцах своих. Они добровольно отрекаются от себя ради Него, но их невозможно вынудить отречься от Него. Скудна любовь, которую может иссушить огонь гонений; любовь истинного верующего — намного более глубокий поток. Люди всегда старались разлучить верных с их Господом, но во все века их попытки оставались тщетными. Ни венцы почестей, ни угрозы гнева не развязали этот более чем гордиев узел. Это не будничная привязанность, которую мирская сила может в конце концов расторгнуть. Ни человек, ни дьявол еще не нашли ключ к этому замку. Никогда еще искусство сатаны не оказывалось более бессильным, чем когда прибегал он к нему в стремлении разбить союз этих двух божественным образом спаянных сердец. Написано, и ничто не изгладит написанное: «Достойно любят тебя». О силе любви достойных следует, однако, судить не по тому, как эта любовь выглядит, а по тому, к чему достойные стремятся. Наше ежедневное сокрушение — о том, что мы не можем любить достаточно сильно. Мы хотим, чтобы сердца наши могли вмещать больше и достигать большего. Как Самуэль Резерфорд, мы вздыхаем и плачем: «О, если б иметь мне столько любви, сколько на всей земле и на небе — более того, на небе небес и в десяти тысячах миров — чтобы излить ее на прекраснейшего из прекрасных, единственно прекрасного Христа». Увы! Хватит пяди, чтобы измерить нашу самую большую любовь, а страсть наша — всего лишь капля из ведра по сравнению с Его пустынями. Но измерьте нашу любовь нашими намерениями, и тогда она воистину высока; мы думаем, что Господь наш именно так судит о ней. О, если бы мы могли отдать всю любовь всех сердец, в одной великой массе собранной воедино, Ему, Который весь есть любезность!