«И сказал Бог Ионе: «неужели так сильно разгневался ты?» (Иона 4:9)[1]

Гнев не всегда и не обязательно греховен, но он настолько склонен выходить из-под нашего контроля, что когда бы он ни проявлялся, нам следует быстро исследовать его природу, задав себе вопрос: «Неужели так сильно разгневался ты?» Возможно, ответом будет: «ДА». Гнев очень часто головня в руках безумца, но иногда он — огонь, посланный Илии с небес. Мы поступаем правильно, когда гневаемся на грех за обиду, которую он наносит нашему благому и милостивому Богу; или на самих себя за то, что после стольких божественных наставлений мы по-прежнему так глупы; или на других, когда единственная причина нашего гнева — это зло, которое они творят. Тот, кто не гневается на преступление, становится соучастником в нем. Грех — это мерзость и скверна, и ни одно возрожденное сердце не может спокойно переносить его. Сам Бог каждый день гневается на нечестивцев, и в Слове Его написано: «Любящие Господа, ненавидьте зло».

Но намного чаще следует опасаться случаев, когда гнев наш неуместен и даже ничем не оправдан, и тогда мы обязаны ответить «НЕТ». Почему мы должны раздражаться на детей, злиться на прислугу, гневаться на товарищей? Разве такой гнев оказывает честь нашему христианскому вероисповеданию или прославляет Бога? Не ветхое ли злое сердце наше стремится захватить власть, и не должны ли мы сопротивляться ему со всей силой нашей возрожденной природы? Многие исповедники склонны давать выход раздражению, как будто сопротивление ему было бы бесполезным; но пусть верующий помнит, что он должен быть победителем во всем, иначе не получит венец. Если мы не умеем смирять свой нрав, то каково же на нас действие благодати? Кто-то сказал мистеру Джею, что благодать часто прививается к диким яблоням. «Да, — ответил он, — но ее плоды никогда не будут дикими». Мы не должны превращать наши природные слабости в оправдание для греха, но мы должны лететь ко Кресту и молить Господа, чтобы Он распял на нем наши страсти и обновил нас мягкостью и кротостью по образу Своему.

[1] Синодальный перевод — «И сказал Бог Ионе: неужели так сильно огорчился ты..?»