«И сказала Сарра: смех сделал мне Бог; кто ни услышит обо мне, рассмеется» (Быт. 21:6)

Сверхъестественным и даже противоречащим законам природы было то, что престарелая Сарра удостоилась чести родить сына; и точно также выходит за рамки обычного то, что мне, несчастному, беспомощному, пропащему грешнику, дарована благодать вынашивать в своей душе пребывающий там Дух Господа Иисуса. Я, когда-то потерявший всякую надежду (и с полным на то основанием, ибо природа моя была безводна, суха, бесплодна и проклята, как завывающая пустыня), даже я был соделан способным произвести на свет плод святости. Да исполнятся уста мои радостным смехом по причине необычайной, удивительной благодати, которую получил я от Господа, ибо я обрел Иисуса, семя обетованное, и Он — мой на веки. В день этот вознесу я псалмы восхваления Господу, вспомнившему смирение мое, ибо «возрадовалось сердце мое в Господе, вознесся рог мой в Боге моем, широко разверзлись уста мои на врагов моих; ибо я радуюсь о спасении Твоем».

Я хочу, чтобы все, кто слышит о моем великом избавлении от ада и о моем благословеннейшем посещении свыше, смеялись вместе со мной от радости. Я хочу изумлять семью свою изобильным миром моим; хочу восхищать друзей своих всевозрастающим блаженством моим; хочу наставлять церковь благодарными признаниями моими; и даже впечатлять мир веселостью моих повседневных разговоров. Буньян рассказывает, что Милость смеялась во сне, и это не удивительно, так как она видела во сне Иисуса; моя радость не уступит ее радости, пока Возлюбленный мой будет предметом моих ежедневных размышлений. Господь Иисус — это глубокое море радости: моя душа погрузится в Него, будет поглощена радостями общения с Ним. Сарра смотрела на своего Исаака и смеялась от избытка радости, и вместе с нею смеялись все ее друзья; и ты, душа моя, смотри на своего Иисуса и приглашай небо и землю соединиться в твоей радости неизреченной.