«Тогда все ученики, оставивши Его, бежали» (Мф. 26:56)

Он никогда не оставлял их, но они в трусливом страхе за свои жизни убежали от Него в самом начале Его страданий. Это только один поучительный пример того, как слабы все верующие, когда они предоставлены самим себе. Они в лучшем случае овцы и спасаются бегством, когда появляется волк. Все они были предупреждены об опасности и дали обет скорее умереть, чем оставить своего Учителя; и все же оказались охвачены внезапной паникой и разбежались. Возможно, что в начале этого дня я полон решимости вытерпеть ради Господа испытания, и мне кажется, что я обязательно проявлю совершенную верность; но да буду я весьма подозрителен к себе, чтобы из-за того же злого неверующего сердца не отступить от Господа, как отступили апостолы. Одно дело — дать обет, и совсем другое — исполнить его. Как послужило бы это их вечной славе, если бы они мужественно остались рядом с Иисусом. Они убежали от славы; да не уподоблюсь я им! Где еще могли они быть в такой безопасности, как возле своего Учителя, Который всегда мог призвать двенадцать легионов ангелов? Они убежали от своего подлинного убежища. О Боже, не дай мне совершить такую же глупость. Божественная благодать может сделать из труса храбреца. Курящийся лен может вспыхнуть, как пламя на жертвеннике, если этого захочет Господь. Те самые апостолы, что были пугливы как зайцы, стали смелы как львы после того, как Дух снизошел на них, и точно также Дух Святой способен дать моему трусливому духу смелость исповедовать моего Господа и свидетельствовать о Его истине.

Какой болью, должно быть, наполнилось сердце Спасителя, когда Он увидел неверие друзей Своих! Это было одной горькой каплей в Его чаше; но чаша эта испита до дна; да не добавлю я еще одну каплю в нее. Если я оставлю Господа, то я снова предам Его на распятие и подвергну публичному позору. Храни меня, о благословенный Дух, от конца столь постыдного.