«И наречешь Ему имя: Иисус» (Мф. 1:21)

Когда человек нам дорог, все связанное с ним также становится дорогим. Так, личность Господа Иисуса Христа столь драгоценна в глазах истинно верующих, что все к Нему относящееся для них превыше всех сокровищ. «Все одежды Твои, как смирна и алой и кассия», - говорил Давид, как будто сами одежды Спасителя были так пропитаны благоуханием Его личности, что он не мог не любить их. Воистину, нет ни одного места, куда ступала Его святая нога, нет ни одного слова, которое изрекли Его благословенные уста, ни одной мысли, что раскрыло Его любящее Слово, которые не были бы для нас дороже всего на свете. Таковыми являются и Его имена — все они сладостны для слуха верующего. Зовут ли Его Супругом Церкви, ее Женихом, ее Другом; назван ли Он Агнцем, закланным от сотворения мира — Царем, Пророком, Первосвященником — каждый титул нашего Господа — Силом, Еммануил, Чудный, Бог крепкий, Советник — каждое имя подобно сотам, источающим мед, и сладки капли его. Но если и есть одно имя, более других услаждающее слух верующего, то это имя — Иисус. Иисус! Это имя, исторгающее музыку из арф небесных. Иисус! Источник всех наших радостей! Если есть одно имя, более очаровательное и более драгоценное чем все другие, то это — Его имя. Оно вплетено в саму основу и нить нашего псалмопения. Многие из наших гимнов начинаются с этого имени и едва ли какие из них, пригодные хоть на что-то, не оканчиваются им. Оно — вершина всех восторгов.

Оно — музыка небесных колоколов; песнь, заключенная в одном слове; океан для созерцания, хотя и капля для краткости; ни с чем не сравнимая оратория в двух слогах; собрание славословий вечности в пяти буквах.

 

«Иисус! О, имя из имен!

Как я его люблю!»