«И был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лк. 22:44)

Душевное напряжение, вызванное борьбой нашего Господа с искушением, с такой силой повергло Его плоть в неестественное волнение, что кожа Его источила капли крови, которые падали на землю. Это говорит о том, какой огромной должна была быть тяжесть греха, если она оказалась в состоянии так подействовать на Спасителя, что исторгла из Него капли крови! Это свидетельствует о могучей силе Его любви. Как прекрасно подметил почтенный Исаак Амвросий, самая лучшая смола — та, что выделяется деревом сама, без всяких надрезов. Это драгоценное Камфорное Дерево источало самые благоуханные ароматы, когда ему наносили удары узловатой плетью и когда гвозди пронзали Его на Кресте; но смотрите: оно отдает свой лучший фимиам, когда нет ни бича, ни гвоздя, ни раны. Это свидетельствует о добровольности страданий Христовых, поскольку кровь истекала сама без укола копья. Не нужно ставить пиявку или использовать нож, она течет самопроизвольно. Правителям не нужно кричать: «Наполняйся, колодезь!»; сам собой струится он алыми потоками. Когда люди испытывают большую психическую травму, кровь устремляется к сердцу. Щеки бледнеют, наступает обморок, кровь уходит вглубь, как бы для того, чтобы поддержать внутреннего человека, пока тот подвергается испытанию. Но посмотрите на нашего Спасителя, пребывающего в борении. Он находится в таком совершенном самоотречении, что Его борение вместо того, чтобы гнать кровь к сердцу и питать Его самого, гонит ее наружу и орошает землю. Борение Христово в той мере, в какой оно изливает Его Самого на землю, отражает полноту жертвоприношения, совершенного Им для людей.

Разве не чувствуем мы, какой напряженной должна была быть борьба, через которую Он прошел, и разве не услышим Его голос, обращенный к нам? «Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха». Смотрите же на великого апостола и Первосвященника исповедания нашего и лучше вам изойти кровавым потом, чем уступить злостному искусителю душ наших.