«Вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного» (Ин. 16:32)

Немногие были сопричастниками скорбей Гефсиманских. Большинство учеников имели недостаточно благодати, чтобы зреть тайну «борения» Христова. Увлеченные празднованием пасхи в своих домах, они являют собой пример многих, живущих по букве, но являющихся сущими младенцами во всем, что касается духа Евангелия. Лишь двенадцати, нет, одиннадцати из них была оказана честь войти в Гефсиманский сад и увидеть «это великое зрелище». Из этих одиннадцати восемь были оставлены в отдалении; они имели общение, но не такого сокровенного порядка, к которому допускаются наиболее любимые люди. Только три высокооблагодетельствованных ученика смогли подойти к завесе таинственной скорби нашего Господа; но проникнуть внутрь за завесу не смели даже и они; расстояние брошенного камня должно было отделять их от нее. Он должен был топтать точило один, и из народов никого не должно было быть с Ним. Петр и двое сыновей Зеведеевых представляют собой немногочисленных высших испытанных святых, которых можно считать «отцами»; они, пройдя в служении своем через глубокие воды, способны в некоторой степени оценить огромные океанические волны страстей их Искупителя. Отдельным избранным душам дано во имя блага других и для собственного уготовления к предстоящим особым и великим испытаниям переступить сокровенную черту и услышать мольбы страждущего Первосвященника; они сообщаются с Ним в Его страданиях и соединены с Ним подобием Его смерти. Но даже и они не могут проникнуть в тайные глубины скорби Спасителя. «Твои неизведанные муки» — это замечательные слова из греческой литургии: в страданиях нашего Господа была некая внутренняя комната, в которую не допускались человеческое познание и общение. В ней Иисус «оставлен один». Здесь Он более чем когда-либо был «Даром Неизреченным»!

 

«Он дарит неизведанную радость,
купив за неизведанную скорбь».